Суть переходного периода в Киргизии, или Двойка по истории

01.08.2019 08:43

Эламан Кыргызбаев, политолог

Политические лидеры, а также средства массовой информации Кыргызстана утверждают, что в нашей республике нынче имеет место так называемый переходный период, который должен закончиться установлением рыночных отношений и соответствующего им уровня общественного сознания. На данном временном этапе наблюдается мировоззренческая сумятица, хаотическое представление о происходящих социальных процессах и отсутствие ориентиров развития. В стране сложился методологический и мировоззренческий вакуум. Новая государственная идеология еще не выработана.

У людей все более возрастает чувство разочарования и рождаются антитезы по отношению к управляющим государственным структурам. Неверие последним, потеря у граждан надежды на лучшие времена являются причиной возникновения в стране острых социальных и политических ситуаций.

Значительная часть населения Кыргызстана до сих пор не понимает того, что период истории, в котором все идеи спускались сверху, прошел безвозвратно. Уже не директивы правящей верхушки, не идеи, генерированные политическими структурами, являются руководящими принципами жизнедеятельности вообще и мировоззренческих взглядов индивида, а накопленный человечеством опыт.

Ряд положений о правовом государстве был разработан уже античными философами. Платон, например, чьи политико-правовые идеи воплощены в его двух самых крупных диалогах - "Государство" и "Законы", писал: "Я вижу близкую гибель того государства, где закон не имеет силы и находится под чьей-либо властью. Там же, где закон - владыка над правителями, а они его рабы, я усматриваю спасение государства и все блага, которые только могут даровать государствам боги".

Философ-материалист Аристотель, ученик Платона, классификацию форм государства проводил по двум основаниям: по числу правящих лиц (один, немного, большинство) и по осуществляемой в стране цели. На основании последней он выделяет правильные государства (где верховная власть преследует цели общего блага граждан) и неправильные (где правители руководствуются интересами личной выгоды). Как видим, эти критерии являются актуальными и в наше время.

Знаменитый оратор Цицерон выдвигает определение государства как дело народа, а под народом он понимает "соединение многих людей, связанных между собой согласием в вопросах права и общностью интересов". Государство, по Цицерону, является не только моральным общением свободных граждан, но и правовым обществом.

В период средневековья идеи правового государства излагали в своих трудах такие мыслители, как Ж. Боден, Г. Гроций, Т. Гоббс, Д. Локк, Ш.Монтескье, Ж.–Ж. Руссо, Т. Джефферсон и другие. В частности, Ж. Бодену принадлежит мысль о том, что государство - это правовое управление, которое должно быть сообразно со справедливостью и законами природы, и только правом оно отличается от других социальных явлений. Другой мыслитель Г. Гроций, считающийся первым теоретиком школы естественного права, утверждал, что существует два вида права: естественное и волеустановленное. Источником первого является природа человека и человеческий разум, а его атрибутами - воздержание от завладения чужим имуществом, обязанность соблюдения обещаний и т. д. Волеустановленным же правом он называл право, исходящее от государства и полностью соответствующее принципам естественного права. В качестве источника государственной власти Гроций рассматривал общественный договор (конституцию), предписаниями которого связан не только народ, но и государство.

Важным в теории правового государства, разработанной прогрессивным мыслителем Англии Т. Гоббсом, является понятие формального равенства всех граждан общества перед законами. Последнее рассматривается им как обязанность государства обеспечивать для всех равную справедливость, "принцип которой гласит, что нельзя отнимать ни у кого то, что ему принадлежит". Отсюда Гоббс выводит и понятие свободы как право делать все то, что не запрещено законом. "Там, где суверен не предписал никаких правил, подданный свободен делать или не делать согласно своему собственному усмотрению..."

Одним из первых теоретическое обоснование демократическому государству, которое, будучи связано законами, обеспечивает действительные права и свободы человека, дал нидерландский философ-материалист Б.Спиноза. Необходимость собственно государства и законов он обуславливал естественным противоречием между страстями и разумом людей. "Каждый человек, - писал он, - стремится к своей пользе, выгоде, но большинство руководствуется своим мнением, увлечением, а не разумом, движимо прихотями, не считается с будущим. Поэтому ни одно общество не может существовать без власти и силы, а, следовательно, и без законов, умеряющих и сдерживающих страсти и необузданные порывы людей". Но чтобы закон был разумен, считал философ, он должен быть принят большим собранием людей, т. к. при этом все страсти и частные интересы взаимно погасятся, и в результате останется только разумное и общее для всех. Спиноза пытался обозначить границы государственной власти, ввести ее в правовые (законные) рамки, что соответствует концепции правового государства в современном ее понимании.

Английский философ-материалист Д. Локк обосновал идею прав и свобод человека, гарантированность которых в естественном состоянии недостаточно надежна, что вызывает желание людей отказаться от самостоятельного обеспечения своих прав и естественных законов, передав все это государству. Оно, по Локку, создается для гарантии естественных прав (свободы, равенства, справедливости, собственности) и не должно посягать на эти права, а обязано быть организовано так, чтобы эти права неуклонно и неукоснительно соблюдались всеми членами общества. "Ни для одного человека, находящегося в гражданском обществе, не может быть сделано исключение из законов этого общества". Границами осуществления государственной власти при всех формах правления выступают естественные права граждан этого государства. "Кто бы ни обладал законодательной или верховной властью в любом государстве, - писал философ, - он обязан править согласно установленным постоянным законам, провозглашенным народом и известным народу, а не путем импровизированных указов, править с помощью справедливых и беспристрастных судей, которые должны разрешать споры посредством этих законов и применять силу сообщества в этой стране только при выполнении таких законов ...все это должно осуществляться ни для какой иной цели, но только в интересах мира, безопасности и общественного блага народа".

А французский просветитель, правовед, философ Ш.Монтескье уже детально определил виды государственной власти и их организацию, поэтому он считается основоположником теории разделения властей. Различая в каждом государстве три рода власти - законодательную, исполнительную и судебную, Монтескье отмечал, что для предотвращения злоупотреблений со стороны распорядительных структур необходим такой порядок вещей, при котором они могли бы сдерживать друг друга. Именно разделение и взаимное сдерживание властей, по Монтескье, являются главным условием для обеспечения политической свободы в ее отношениях к государственному устройству. При этом он убеждал, что политическая свобода не означает того, чтобы делать что хочется. "Свобода, - писал он, - есть право делать все, что дозволено законами. Если бы гражданин мог делать то, что этими законами запрещается, то у него не было бы свободы, так как то же самое могли бы делать и другие граждане". Политическая свобода, по Монтескье, означает установление законности и безопасности, которые обеспечиваются при помощи все того же принципа разделения властей.

Выдающийся писатель и философ Ж.–Ж. Руссо утверждал, что политическая свобода возможна только в таком государстве, где законодательствует народ. Свобода, по его определению, состоит в том, чтобы граждане находились под защитой законов и сами их принимали. "Всякий закон, если народ не утвердил его непосредственно сам, недействителен, это вообще не закон".

Автор "Декларации независимости Соединенных Штатов Америки" Т. Джефферсон созданным им исторически значимым документом естественные права человека превратил в субъективные права отдельных индивидов по отношению к государству. Это было совершенно новое, поистине революционное положение, так как прежде считалось, что правами людей наделяет государство. Идеи, изложенные в Декларации, оказывали и продолжают оказывать влияние на политическую жизнь не только в США, но и в других развитых странах.

С философским обоснованием теории правового государства выступил родоначальник немецкой классической философии И. Кант. Деятельность государства, по Канту, сводится к правовому обеспечению индивидуальной свободы. Отсюда он выделяет в государстве три главных органа: учреждение по изданию законов (парламент), их исполнению (правительство) и охране (суд). Идеалом организации государства для Канта служит принцип разделения и субординации властей.

Если Кант рассматривал правовые законы в правовом государстве с точки зрения того, какими они должны быть, то у Г. Гегеля они выступают как действительность. Гегель рассматривал государство в контексте общей системы его фундаментальных философских представлений о мироздании, важной частью которых является философия права. Государство, по Гегелю, - это тоже право, но наиболее развитое и содержательно богатое, так как оно включает в себя признание всех других прав - прав личности, семьи и общества. Философ признавал, что деятельность государственной власти может регулироваться судом как независимым органом государства. "В новейшее время правитель обязан по частным вопросам признавать за собой власть суда, и в свободных государствах он (правитель) обычно проигрывает свои процессы".

Видный немецкий юрист начала ХХ века Г. Елиннек определил государство как представителя общих интересов своего народа. Он рассматривал его с точки зрения понятия юридического лица, что является очень важным.

По мнению представителя русской школы философии права Г.Шершеневича, для устранения произвола в государстве необходимо установление норм объективного права, которые определяют пределы свободы каждого и ограничивают одни интересы от других (отсюда вытекает идея господства права в государственном управлении). Если личная инициатива требует простора, утверждал он, то государству достаточно ограничиться охраною объективных прав. Чтобы новый порядок не нарушался самими органами государственной власти, говорил Шершеневич, необходимо строго определить полномочия последних, отделив от исполнительной власти законодательную, утвердив самостоятельность судебной власти, и допустить к соучастию в законодательстве выборные общественные элементы. Отметив, что на разных этапах возникали различные гарантии правового порядка против произвола государственной власти и, в частности, неотчуждаемые права личности, принцип разделения властей, правовые самоограничения власти, философ утверждал: "В действительности гарантией является только сдерживающая сила общественного мнения". Надо сказать, что идея сдерживания государственной власти мнением общественности получает и в современной жизни большую признательность и находит свое практическое воплощение в деятельности средств массовой информации, которые призваны отображать деятельность государства, информировать об этом не только граждан своей страны, но и все мировое сообщество.

Очень важные философские и теоретические идеи о государстве содержатся также в учении Я.Магазинера, который в первой половине XX века акцентировал внимание на том, что государство может тогда оправдать свои действия, если будет доказано, что оно действовало во имя всеобщего интереса. "В идее и идеале развития государственная власть действует только по праву, и всякий акт власти должен иметь правооснование: в этом и заключается сущность правового государства", - утверждал он.

Изложенные выше философские взгляды полностью соответствуют современным представлениям о правовом государстве. Для примера можно проанализировать практику построения правового государства в Германии. В ФРГ правовое государство называют конституционным. В целом его концепция включает следующие элементы: разделение властей, не подлежащие отмене основные права граждан и конституционная юстиция. Признается принцип примата (верховенства) права, который проявляется в том, что Конституция ФРГ "может быть законодательно изменена только в какой-либо ее части, но ни в коем случае быть отмененной полностью". При этом не могут быть изменены элементы демократического и государственно-правового строя, к которым относятся: основные права граждан, принцип разделения властей, многопартийности, подчиненности закону и праву и т. д.

Во французской модели правового государства акцент делается на следующих проблемах: эффективная защита прав и свобод гражданина перед лицом государства и его органов; расширение и укрепление демократических институтов, свойственных развитому гражданскому обществу; оптимальное использование права и правового инструмента в целях достижения наивысшего уровня народного благосостояния. Практику построения правового государства характеризуют слова, сказанные Жискаром д"Эстеном: "Государство - это лишь орудие на службе нации. Сущность Франции заключается в ее народе и ее земле. Государство должно быть задумано, управляться и совершенствоваться ввиду той пользы, которую оно может принести всем".

Об ориентации на достижение социально полезных целей может свидетельствовать Конституция России. Так, в соответствии со ст. 2 Основного закона Российской Федерации человек, его права и основные свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства. Последнее гарантирует конституционную защиту жизни, здоровья, прав и свобод личности, собственности, обеспечение безопасности общества и государства от любых преступных посягательств.

Вместе с тем в современном мире еще существуют государства, не ориентированные на достижение социально полезных целей. Конституции таких государств также "пронизаны" заботой о благе народа, даже согласуются с общепринятыми принципами и нормами международного права в области защиты прав человека и его основных свобод. Тем не менее в этих государствах повсеместно нарушаются законные права граждан, за инакомыслие люди подвергаются преследованиям, удушается свобода слова и печати, не создаются условия для честных и конкурентных выборов. Конгрессом США к этим государствам отнесены все государства Центральной Азии, в том числе Кыргызстан.